Суббота, 02 сентября 2017 20:53

Как управляли строительством в россии с конца XVII до начала XVIII века

Основой развития центральных органов власти в Московской Руси XVII века становятся усложнение и бюрократизация их системы. Многочисленные приказы, появившиеся еще в XVI веке, составили основу исполнительной власти в государстве. Их характеризовали неупорядоченность распределения компетенции между собой, соединение в одних и тех же приказах функций отраслевого управления и управления определенными территориями.

image001Поскольку оборона страны была в это время главной задачей государства, большинство центральных учреждений, кроме прочих функций, имело составляющую своей деятельности, связанную с решением стратегических задач. К ним относились: строительство новых и ремонт существующих сооружений обороны; закладка городов-крепостей, осуществление их заселения; снабжение рабочей силой, строительными материалами, продовольствием и др. Одни приказы занимались этими вопросами в силу своего военного значения (Разрядный, Пушкарский), другие — ввиду того, что под их управлением состояли приграничные территориальные образования (Сибирский, Казанского дворца, Приказ Малыя России, Смоленский приказ). Все населенные пункты и земли России были приписаны к различным приказам, которые состояли «судом, управою и податями» в их ведении. Соответственно, на этих территориях они решали вопросы, касающиеся городского хозяйства, строительства и ремонта казенных сооружений, дорог и прочих сооружений, относящихся к ведению государства. В Иноземном приказе ведали «служивыми иноземцами», в том числе военными инженерами и специалистами строительного профиля. Нельзя не отметить Приказ Большого прихода, который отвечал за сбор налогов на территории государства, часть из которых направлялась на строительство городов. Особняком стоял Каменный приказ, являющийся по своей сути государственной подрядной организацией. Рассмотрим подробнее функции некоторых учреждений, названных выше.

Разрядный приказ. Этот приказ был учрежден еще при Иоане И. В служебном отношении он был главной инстанцией. В его ведомстве находилось не только русское постоянное войско, но и служивые люди, живущие по городам (в крепостях), острогам, осадным домам, на засеках. Приказ заведовал делами военной и гражданской службы. Он рассылал указы, назначал руководителей и делопроизводителей во все другие приказы и ведомства, им назначались воеводы и разной степени головы [1, с. 76]. Разряд осуществлял назначение войск в поход и обеспечивал их содержание. В непосредственной зависимости от Разрядного приказа были все приграничные города с их населением и землями. В его компетенции были строительство новых и реконструкция старых оборонных сооружений. В своей деятельности он был непосредственно связан с другими ведомствами, которые осуществляли строительные мероприятия. Разряду подчинялись Поместный приказ, а также приказы, курирующие местности России.

Пушкарский приказ. Этот приказ был по существу главным артиллерийским и инженерным управлением. Вместе с тем, наибольшее количество подьячих в этом ведомстве насчитывал городовой стол, поскольку именно Пушкарский приказ занимался возведением новых укреплений и ремонтом старых, поддержанием в надлежащем состоянии засечных полос. В этой деятельности Пушкарский приказ тесно взаимодействовал с Разрядным приказом. История этих учреждений в XVII веке показывает, как управление сферой строительства переходило от одного приказа к другому, демонстрируя пересечения сфер их деятельности [2, с. 36].

Относительно строительства сооружений военного назначения и казенных зданий, в обязанность Пушкарского приказа входило: объявление Государственных наказов и грамот о строительстве новых, а также починке существующих укрепленных пунктов; составление подробных инструкций воеводам и другим лицам, назначенным для надзора за строительством; составление смет на строительные работы, рассмотрение расчетов и проверка отчетов, представляемых с мест, и др. Указания, распоряжения и сметы, поступающие на места из Пушкарского приказа, проходили через обязательное Государево утверждение.

Кроме этого, в обязанности Пушкарского приказа входила и организация в городах слобод, в которых селился служивый люд, приписанный ему. В некоторых случаях для того, чтобы не платить пушкарям ежегодного жалования деньгами и хлебом, им отводилась земля около города, что формировало определенную систему его предместий. Также в ведении этого военного ведомства состояли оружейные и пушечные дворы, медеплавильные, пороховые, селитровые и другие заводы, которые определяли промышленную инфраструктуру в городах. Со второй половины XVII столетия в ведение Пушкарского приказа вошли иноземные и русские строители, градодельцы, стенные, палатные, каменных дел и городовые мастера, подмастерья и чертежники [3, с. 11].

Свое существование Пушкарский приказ прекратил в 1700 году, и на его базе был учрежден Артиллерийский приказ.

Сибирский приказ был выделен из Казанского приказа, первоначально осуществляющего административное, военное и финансовое управление территориями Поволжья и Сибири. Сибирский приказ по характеру решаемых вопросов стоял в одном ряду с приказами, осуществляющими ведение приграничными территориями, в разное время присоединенными к России. С момента своего образования он стал главным ведомством, контролирующим не только восточную границу России, но и более обширную территорию, прилегающую к ней. Особенностью градостроительной политики в этой части России становится безопасность страны, развитие внешней и внутренней торговли, вопросы управления обширными территориями. Результатами этой политики было не только строительство городов-крепостей. Сибирскому приказу была поручена задача организации разведывания новых земель, составления карт местности.

Изучение территории страны, ее географические исследования вызывают к жизни чертежи отдельных районов России. В числе карт XVII века можно назвать: «Большой чертеж» (1627); «Чертеж» и «Роспись» территорий Сибири стольника и воеводы Петра Годунова (1667); «Чертежная книга Сибири» конца 90-х годов XVII века тобольского архитектора Семена Ремезова и другие. Выполненные с отсутствием съемок и промеров, они не будут соответствовать требованиям и задачам петровского времени. Однако для своего времени, XVII века, этот процесс можно назвать большим шагом вперед, повлекшим за собой развитие географических знаний в XVIII веке [4, с. 25].

На основании составленных в тобольской приказной избе карт новых земель в Москве разрабатывались стратегические планы укрепления рубежей страны, утверждались проекты сооружений обороны и прокладки дорог. Непосредственно в Сибирском приказе разрабатывались проекты и сметы для новых крепостей и укрепленных промышленных городов, осуществлялось руководство их строительством, финансирование, привлечение рабочей силы, обеспечение всем необходимым гарнизонов крепостей. Для заселения новых городов, осуществления снабжения гарнизонов продуктами велось централизованное переселение из близлежащих городов и деревень семей с выделением им участков под строительство жилья. Вся документация, касающаяся этих вопросов, первоначально поступала в приказную палату в Тобольск — административный центр Сибири. Такой объем работ предполагал достаточно большой штат специалистов и мастеров.

Приказ каменных дел, или Каменный приказ, был по существу государственной подрядной организацией. Его деятельность была направлена на обеспечение строительными материалами и рабочей силой строительства казенных объектов. Он осуществлял учет каменщиков и кирпичных дел мастеров, заботился о своевременном вызове их с посадов к началу строительного сезона. В его ведении была организация производства и доставка к месту кирпича и строительного камня. Каменный приказ в период своей деятельности с 1583-го по 1700 год осуществлял работы по сооружению каменных укреплений в Москве, Смоленске, Вязьме, Можайске и других городах России.

Он также занимался постройками гражданских зданий (гостиных дворов, зданий администрации городов и приказов) и церковно-монастырских сооружений, ведал кирпичным производством и каменоломнями. На государственном уровне происходило и регулирование ценовой политики в области строительных материалов. Продаваемые на Каменных дворах казенные кирпич, белый камень, известь имели умеренные цены и не зависели от произвола поставщиков и рыночных цен [5, с. 22].

Приказ каменных дел действовал достаточно эффективно приблизительно до 70-х годов XVII века. Однако уже приблизительно с 50-х годов прежняя система организации каменного дела стала давать сбои. Это было вызвано, прежде всего, развитием новых экономических условий на рынке ремесленного труда, когда наем артели рабочих становился более выгодным, чем сложная, дорогостоящая и не всегда оправдывающая себя доставка мастеров из поса-дов различных городов и затем отправка обратно. В последнем случае не всегда можно было быть уверенным в достаточном количестве прибывающих рабочих требуемой квалификации, необходимой ответственности и дисциплины при проведении работ.

В конце 90-х годов XVII века развернулись широкомасштабные работы по закреплению завоеванных южных рубежей России в зоне Азовского побережья. Приказу каменных дел, в принудительном порядке, было предписано собрать необходимое количество рабочих строительных специальностей для строительства крепостей и иных сооружений военного и гражданского характера. Приказ не мог мобилизовать большее число человек, чем значилось записных работников по старым записям. Например, в 1699 году для строительства Таганрога потребовалось 1000 человек каменщиков и кирпичников [5, с. 23]. Невыполнимость этих требований была очевидна. Такое количество не могли дать ни области, расположенные близко к месту проведения работ, ни центральная часть страны, включая Москву.

Эти задачи были возложены на воевод близлежащих городов, которые и должны были обеспечить необходимое количество мастеров во вверенных им уездах. Можно сказать, что Каменный приказ стал промежуточной и ненужной организацией. А сложившаяся к концу XVI века централизованная система казенного каменного и кирпичного дела уже не могла решать задачи, возникшие в конце 90-х годов XVII века. Согласно Указу от 18 февраля 1700 года, «каменный приказ учинен в приказе Большого дворца столом, и вышеописанных чинов и городах записных каменщиков, и какие дела были в каменном приказе, велено ведать в приказе Большего дворца, а кирпичного дела заводы и обжигальщиков отослать в ратушу».

Однако история этого учреждения на этом не окончилась. Претерпевая различные реорганизации, ведомство, обеспечивающее осуществление государственных подрядов, существовало практически до 1714 года. Вплоть до этого времени идет поиск различных форм привлечения рабочих на строительные площадки. Эти меры не дают ожидаемых результатов. Поэтому в 1714 году Петр I прибегает к такой мере, как запрещение всех частных строительных работ на территории России в течение нескольких лет: «Понеже здесь (т. е. в Санкт-Петербурге) каменное строительство зело медленно строица, оттого что каменщиков и прочих художников того дела достать трудно и за довольную цену, того ради запрещаетца во всем государстве на несколько лет (пока здесь удовольствуютца строением) всякое каменное строение» [6, т. 8, с. 126]. Указ был достаточно жесткий, его нарушение каралось разорением имения и ссылкой ослушавшегося.

Рассмотренные примеры работы наиболее крупных приказов, в ведении которых входила строительная сфера, демон-стрируют отсутствие четкости в их структуре и функциях. К середине XVII века стало явным отставание учреждений Московской приказной системы от растущего экономического состояния государства, это касалось и вопросов государственного строительства. Успешную деятельность приказов тормозило отсутствие четкости разграничения их функций. Такая неустойчивость организации потребовала перестройки практически всех сфер хозяйства, начатая уже на рубеже XVII-XVIII веков.

Начало XVII века можно считать временем укрепления политического и экономического значения города как такового. Основы этого процесса закладываются в результате решения неотложных задач внешней и внутренней политики. Именно эти задачи стали побудительной силой оборонительного и городского строительства в государстве. Присоединение к России новых земель в результате борьбы за выход к торговым путям, строительство на их землях новых крепостей, укрепление старых городов и монастырей – вот первоочередные стратегические задачи России.

image003Важным итогом развития системы местных учреждений в Московской Руси в XVII веке стало создание уезда как административной единицы. «Уезд – это округ, тянувшийся к городу, издавна связанный с ним экономическими нитями. Это исконная, органически и естественно сложившаяся единица делается теперь административной, получая особого управителя в лице воеводы... Еще в 1625 г. насчитывалось 146 городов с уездами, в которые посылались воеводы, непосредственно сносившиеся с Москвой», — писал М, М. Богословский [7, с. 12], исследователь областных учреждений эпохи Петра І. Развитие городских поселений является также экономической основой общего процесса внутренней и внешней политики. Городское население получает определенный статус: складывается его иерархия; закрепляется деление на посад и слободы, а в рамках посада на белую и черную сотни; формируются привилегии населения городов — освобождение от ряда податей и повинностей или, наоборот, закрепление государственного «тягла». И как результат — закладываются структурные основы русского города. Все эти процессы естественно требуют решения вопросов в сфере общегородского строительства и благоустройства, что, в свою очередь, делает необходимым усиление управления на местах.

В этих условиях верховная власть идет по пути расширения численности и полномочий воевод. Они назначались Разрядным приказом, утверждались царем и Боярской думой и подчинялись тому приказу, в ведении которого находился вверенный ему город с уездом. Например, приказу Большого Дворца, управлявшему всеми дворцовыми имениями в XVI веке, подчинялись 36 городов с их уездами, множество волостей и сел, расписанных по различным городам [8, с. 500]. Круг полномочий воевод был исключительно широк. Воеводам была делегирована вся полнота военно-административной власти. В их служебные обязанности входило осуществление финансовых, судебных и полицейских полномочий центральной администрации. Так, в финансовой области воевода контролировал сбор государственных налогов, в военно-административной — набирал на службу людей в армию, нес ответственность за имеющееся в городе вооружение и продовольственное обеспечение военнослужащих, в пограничных районах он занимался всеми вопросами содержания и укрепления границы. К полицейским функциям среди прочих относились надзор за казенными постройками и частными городскими строениями. Они отвечали за прокладку новых дорог, мостов и гатей, за их исправным содержанием, осуществляли охрану городов от пожаров.

Исполнительным органом при воеводе была Приказная изба, возглавлявшаяся дьяком. В ней хранились печать, приходные и расходные книги, росписи различных сборов и сами сборы. Здесь находились различные царские указы и присланные из приказов памяти, обращенные как к воеводе, так и касающиеся местного управления в целом.

При выборе места для строительства нового города или крепости проводилась разведка территорий. Эти работы велись по заданию «сверху» отрядами служивых людей, которые организовывали воеводы. В процессе разведки территорий опрашивались люди, знающие местность. В выборе места под город, как правило, последнее слово, предваряющее царский и правительственные указы, также было за воеводами, которым поручалось строительство этого города. После определения места под город издавался царский указ. Затем составлялись роспись, чертеж и смета, которые утверждались в Москве. Чертеж представлял собой функциональное зонирование территории: указывалось место крепости, посада, слобод, намечались места размещения храмов, планировались переправы, мосты, дороги, зоны размещения кустарных производств (кожевенных, боен и т. п.) [9, с. 25]. В Разрядном приказе решались вопросы, на какие средства будет осуществляться строительство; какие приказы будут им непосредственно руководить; откуда будет поступать провиант на содержание армейских гарнизонов и строительных бригад; из каких городов будут набираться войска, мастера строительных специальностей, будущие жители нового города. После чего воеводам направлялись Грамоты, содержащие указания по организации строительства, о привлекаемых средствах и людях для производства работ.

В процессе строительства связь с центральным ведомством воеводы осуществляли посредством «отписок». Схема осуществления строительства во всех приказах была практически одинакова. Для строительства крепостей формиро-вался отряд служивых людей, в который входили мастера различных строительных специальностей. К работам при-влекались как местные жители близлежащих поселений в качестве государственной повинности, так и отряды Приказа каменных дел. При окончании строительства воевода отчитывался о проведенных работах. Мастером-градодельцем составлялись новая «сметная роспись» и «чертеж», которые направлялись в Приказ в Москву [10, с. 5]. Далее шло за-селение новых городов, которое велось посредством переезда части жителей из других городов. В основном, отселялись молодые семьи «от отцов детей, от дядь племянников». Население формировалось таким образом, чтобы были заполнены все социальные ниши [8, с. 69]: боярские дети, служивые люди, ремесленники, хлебопашцы и т. п.

image004Воеводы осуществляли в рамках «дел полицейских» функции надзора и контроля за казенными сооружениями на подведомственных им территориях. В частности, на ответственности воевод были все городские укрепления, их оснащение, военные и светские казенные запасы. Они должны были направлять ежегодно в приказ отчеты о вверенных им крепостях, в которых содержались сведения о необходимости ремонтных работ. Сведения об этих работах могли поступать и от дворян, специально рассылаемых Разрядом по городам «для дозору и городового бережения».

Подготовка и осуществление ремонтных мероприятий этих сооружений в городах проводились следующим образом. Получив сведения о неисправностях, Приказ требовал от воевод чертежи и сметы на эти работы. Планы для необходимых работ составлялись воеводами или дворянами, присланными для осмотра городов. В некоторых случаях для составления чертежей на место направлялся мастер-градоделец с чертежником, состоявшим в ведении Приказа. Например, в Пушкарском приказе значительное место среди городовых мастеров занимали иностранные специалисты которым поручались наиболее сложные работы. Чертежников — помощников городовых мастеров в штате приказа бы-ло немного. Кроме «городового дела» они выполняли чертежи для засечных полос, составляли планы в случае капитальных переделок построек, по требованию других приказов временно работали в них.

Составленные воеводами сметы рассматривались в Приказе, они или утверждались, или подвергались корректировке. Затем выходили царский Указ и распоряжение Приказа, в котором указывалось, на какие средства и какими силами должен производиться ремонт. Эти документы были теми регламентирующими предписаниями, которыми надлежало руководствоваться при отсутствии в это время общих законодательных актов по вопросам строительства.

Финансирование работ зачастую осуществлялось посредством денег, собранных с земских людей. В тех случаях, когда город не мог покрыть предполагаемые расходы, средства выделяло правительство. Например, ремонтные работы укреплений Москвы всегда производились за счет казны. Этими вопросами заведовали Земский Двор или Приказ. Поддержание порядка в столице, а также осуществление противопожарных мероприятий возлагалось на Стрелецкий приказ.

В целом постепенно сложившаяся к XVII веку система местного управления представляла собой переход от земского самоуправления, получившего распространение еще в XVI веке, к усилению бюрократических начал, присущих усилившемуся самодержавному государству, что характеризует ее как незавершенную. Поиски соотношения меры ответственности и характера полномочий властей центральной и местной, в том числе и в сфере строительства, будут вестись на протяжении всего XVIII века. При этом оптимальное равновесие этой вертикали будет найдено только в XIX веке путем ряда реформ в сфере центральной власти и управления на местах.

Источники:
  • 1. Вернер И. И. О времени и причинах возникновения московских приказов. И. И. Вернер. — М., 1907.
  • 2. Богоявленский С. О Пушкарском Приказе / С. Богоявленский.// Сборник статей в честь Матвея Кузьмича Любавского. — Пг.: Тип. Б. Д. Брукера, 1917.
  • 3. Струков Н. Д. Школы для мастеровых и десятников в России / Н. Д. Струков. — М.: Тип. Русская, 1815.
  • 4. Книга большому чертежу / Под ред. К. Н. Сербтной. — М.-Л.: АН СССР, 1950.
  • 5. Москва и сложившиеся русские города в XVIII — первой поло­вине XIX веков. Рус. градостроит. искусство / НИИ теории архитек­туры и градостроительства; под общ. ред. Н. Ф. Гуляницкого. М.: Стройиздат, 1985.
  • 6. Полное собрание законов Российской Империи: 1-е собр. -Ш СПб.: Тип. II Отд-ния Собств. Его Император. Величества канцеля­рии. Т. 5:1713-1719.
  • 7. Богословский М. М. Административные преобразования Петра Великого, 1699-1700 гг. Ч. 2. / М. М. Богословский. II АН СССР. 1929. №2.
  • 8. Богословский М. М. Областная реформа Петра Великого / М. М Богословский. М., Имп. о-во истории и древностей России, 1902.
  • 9. Алферова Г. В. К вопросу строительства городов в Московском государстве / Г. В. Алферова // Архитектурное наследство. 1980. №28.
  • 10. Кириллов В. В. Сибирский приказ и его роль в организован­ном строительстве городов на новых землях / В. В. Кириллов. // Ар­хитектурное наследство. 1980. Вып. 28. Национальное своеобразие зодчества народов СССР.

Автор: М. В. Золотарева

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Понравился проект? Напиши нам, и мы разработаем такой же или даже лучше!

Прочитано 126 раз